Рейтинг
+84.34
avatar

Видео

Подробнее ↓
0

Что такое когнитивная терапия, и как она работает? Научный метод лечения фобий через изменение глубинных установок

Структура нашего «Я» как психо-духовной сущности включает несколько слоев. Самый глубокий слой самоидентификации фиксируется как «психический склад нации» — образ мыслей, совокупность умственных навыков и духовных установок, присущих большой общественной группе. Все знают анекдоты типа «однажды русский, американец и француз…», основанных на различии поведенческих стереотипов каждой нации. В аналогичных обстоятельствах представители разных наций действуют по-разному – это и есть национальный менталитет, наиболее древняя и глубокая составляющая нашего «Я».

На фоне ментальности можно обнаружить более частное проявления каждой индивидуальности — мировоззрение. Это то, что мы обретаем в процессе жизни как систему взглядов, оценок и образных представлений о мире и своем месте в нём. Мы можем иметь либеральное или социалистическое мировоззрение, которые значимо дополняет наши поведенческие особенности.
Уровней нашего поведенческого портрета может быть сколько угодно, но мы выделяем те из них, которые задают тон нашей умственной деятельности. Теоретики когнитивной терапии обращают внимание на явление «машинальных» мыслей – рой мимолетных оценочно-императивных мысленных откликов, бессвязных и без попытки анализа, генерируемых вышеупомянутыми глубинными слоями нашего сознания. По существу — это печать наших убеждений или предубеждений, проставляемая на текущую ситуацию без рассуждений как закон прямого действия. Интеллектуальную деятельность всякого человека сопровождается этим облаком «машинальных», то есть бессознательных мыслей, которые, тем не менее, жестко регламентируют его поведенческий стереотип.
С точки зрения когнитивной терапии, «машинальные» мысли — это один из инструментов обратной связи с психикой человека, который позволяет оказывать лечебной воздействие, если в числе глубинных установок окажутся порочные. Например, все неуверенные в себе люди — жертвы однажды воспринятой идеи типа «я ни на что не способен», которая обнаруживает себя как раз потоком бессознательных «машинальных» мыслей. По этой причине «неудачники» не догадываются о существовании порочных установок, полагая, что текущий образ мыслей такой, каким он должен быть, то есть единственно правильный. Когнитивная терапия создана как раз имеет цель перестроить мышление на более адаптивное.
Оказывается, если поймать себя на «машинальной» мысли, и дать себе труд проанализировать ее, то может оказаться, что это обычная «липа». Так бывает. Как правило, дисфункциональные убеждения формируются как сбой в психической системе. Например, в результате психотравмы. Подобны изъяны психики есть у каждого человека, но у одних они пылятся как хлам на чердаке, потому что остаются не востребованными из-за того что ситуация, способная их инициировать, осталась в глубоком прошлом (например, вид движущегося паровоза), а у других – наоборот, порочные установки активно работают, так как эти люди про каким-либо причинам оказываются в среде, которая изобилует соответствующими пусковыми реперами. Именно активные «невыживательные» убеждения являются предметом внимания когнитивного терапевта, потому что они накладывают негативную печать на всю судьбу пациента.
Наука считает, что человеку под силу отказаться от дисфункциональных убеждений и приобрести новые, которые будут более функциональными и реалистичными. Процесс лечения выглядит, примерно, так: чтобы обнадежить пациента, терапевт сначала учит его выявлять, оценивать и менять те «машинальные» мысли, которые ближе всего к сознательному уровню. После тренировки на легком материале, начинается настоящая работа: наступает черед дисфункциональных императивов.
Уже с первой сессии терапевт начинает формулировать концептуализацию данного терапевтического случая. Концептуализация – это метод понимания частного случая в когнитивной терапии, который призван показать, как дисфункциональное мышление связано с расстройством. Этот метод позволяет выйти через «машинальные» мысли пациента на его глубинные установки/убеждения. По мере выявления последних, терапевт рисует диаграмму когнитивной концептуализации, которая позволяет наглядно видеть взаимосвязь между спрятанными императивами и идущими от них мыслительными штампами. По этой диаграмме терапевт получает возможность учить своего пациента не принимать «машинальные» мысли как само собой разумеющееся. Диаграмма может служить хорошим наглядным пособием, призванным помочь пациенту анализировать и разоблачать собственные мыслительные потоки дисфункционального характера.
Это происходит под руководством когнитивного психолога, который помогает пациенту вспомнить ситуацию, которая питает негативные переживания. Добиваясь максимальной яркости найденного воспоминания, терапевт заставляет пациента заново пережить его, чтобы обнаружить ошибку в этой реакции. Новое понимание травмирующей ситуации необходимо закрепить на уровне сознания, поэтому открытие тут же формулируется вербально как личное наблюдение пациента и тщательно «проговаривается» им вслух. Проходя, таким образом, всю причинно-следственную цепочку психотравм, которые образуют расстройство (от более поздних к более ранним), пациент постепенно заменяет ошибочные представления на более адекватные, у него формируется новый образ мира, свободный от правил, мешавших ему жить.
Хорошей иллюстрацией к тому, как это происходит, может служить отрывок из классического труда доктора философии Джудит Бек «Когнитивная терапия. Полное руководство», в котором воспроизводится лечебный диалог когнитивного терапевта и пациентки.
«Т: Салли, вы, кажется, очень огорчены?
П: Да. (Плачет.)… Я получила результаты контрольной работы. У меня оценка «удовлетворительно». У меня ничего не получается…
Т: Вы чувствуете себя ни на что не способной?
П: Да, совсем никчемной.
Т: (Усиливает ее ощущения, чтобы вызвать воспоминания.) Где в вашем теле вы ощущаете это огорчение и никчемность?
П: За глазами. И еще — как тяжесть на плечах.
Т: Когда вы впервые чувствовали себя так, еще будучи ребенком?
П: (Пауза.) Когда мне было шесть лет. Я впервые принесла домой школьный дневник и очень боялась, потому что не все оценки были хорошими. Мо отец был вполне доволен, а мама ужасно разозлилась.
Т: И что она сказала?
П: Она закричала: «Салли, ну что мне с тобой делать?! Что это за дневник ?!»
Т: Что вы ей ответили?
П: Не думаю, что вообще что-то ответила… Но это разозлило ее еще больше. Она все повторяла: «Да что из тебя выйдет с такими оценками?! Посмотри на своего брата. Его все хвалят. Почему же ты такая бестолковая? Мне стыдно за тебя».
Т: Вам, наверное, было очень плохо.
П: Да уж.
Т: Как вы думаете, реакция вашей мамы была адекватной?
П: Нет… Думаю, нет…
Т: А вы сами когда-нибудь сможете сказать нечто подобное своему ребенку?
П: Нет, никогда.
Т: А что бы вы сказали, если бы у вас была шестилетняя дочь, которая принесла домой такой дневник?
П: Гм… Я бы сказала то, что тогда сказал мне папа: «Все нормально. Не огорчайся. Я тоже учился далеко не блестяще, но, как видишь, в жизни кое-чего достиг».
Т: Неплохо. Но как вы думаете, почему ваша мама ругала вас?
П: Понятия не имею.
Т: Из того, что вы рассказывали мне раньше, я могу предположить, что ей казалось, будто из-за плохой учебы ее детей окружающие начнут ее презирать.
П: Наверное, это правда. Она всегда хвасталась успехами моего брата перед своими друзьями. И всегда старалась быть не хуже других.
Т: Давайте разыграем ролевую игру. Я буду представлять вас в возрасте шести лет. Вы сыграете свою маму. Постарайтесь посмотреть на ситуацию ее глазами, насколько это возможно для вас. Я начинаю… Мама, вот мой дневник.
П: Салли, ну что мне с тобой делать?! Что это за дневник?!
Т: Мама, но мне только шесть лет. Мои оценки, конечно, не такие хорошие, как у Роберта, но, по-моему, ничего страшного.
П: Если так пойдет и дальше, из тебя ничего не выйдет!
Т: Это глупо, мама. Мне всего лишь шесть лет.
П: Но в следующем году тебе будет семь, потом восемь…
Т: Мама, ничего ужасного не произошло. Зачем ты делаешь из мухи слона? Ты заставляешь меня чувствовать, что я абсолютно ни на что не способна. Ты этого добиваешься?
П: Нет, конечно. Я не хочу, чтобы ты так думала. Это неправда. Я просто хочу, чтобы ты лучше училась.
Т: Все, игра закончена… Что вы скажете?
П: Я на самом деле не была бестолковой. Все было нормально. Мама кричала на меня, потому что боялась, что ее начнут осуждать. (Хотя в глазах Салли еще стоят слезы, она улыбается.)
Т: Насколько вы верите сейчас тому, что только что произнесли?
П: Очень сильно. На 80%.
Т: А давайте еще раз разыграем эту ролевую игру, но поменяемся ролями. Посмотрим, как шестилетняя Салли сумеет поговорить со своей мамой на этот раз!»
После обмена ролями и повторного проведения ролевой игры терапевт про­сит Салли подытожить, чему она научилась и как можно применить эти новые знания к текущей ситуации, которая так огорчила ее («С» по контрольной ра­боте).
Как можно видеть, когнитивный терапевт, работая с девушкой студенческого возраста:
— выявляет конкретную ситуацию, которая вызывает у нее негативные переживания
— обращает внимание на возникающие при этом «машинальные» мысли
— помогает пациентке восстановить в памяти и вновь пережить психотравму, от которой берет начало ее порочное убеждение
— обращается при этом к инфантильной (детской, досознательной) части памяти пациентки
— использует метод сократовского диалога с элементами ролевых игр, чтобы облегчить пациентке процесс переосмысления дисфункционального опыта. © психолог, гипнотерапевт Геннадий Иванов

ВК. Гипноз: обучение гипнозу и отзывы о гипнотерапии
ФБ. Психосоматика. Лечение страхов и фобий гипнозом.
1

Как изменить поведение, которое не нравится? Рационально-эмоциональный метод Альберта Эллиса

Альберт Эллис это американский когнитивный терапевт и психолог. Он один из первых заговорил о важности рационального процесса мышления в коррекции нарушений поведения человека. Изучая свою деятельность психотерапевта, Эллис понял, что большинство проблем поведения и эмоционального здоровья происходят из определенных мыслей и внутренних установок. Он выяснил, что именно убеждения, а не жизненные реалии, порождают сбои на уровне эмоций и чувств. Те же, в свою очередь, делают поведение неадекватным и приводят людей на прием терапевта.

Есть несколько причин, почему психотерапевт начал изучение когнитивной сферы пациентов.

Первое, это невозможность изменить жизненные ситуации, в которых оказывается клиент. Например, нельзя изменить факт потери денег или факт кончины члена семьи.

Второе, это невозможность быстро изменить эмоциональное состояние пациента. Например, не помогает просто внушение человеку установок, чтобы он перестал расстраиваться и жил дальше.

Третье, очень часто, восприятие человека определенной ситуации кардинально отличается от реальной действительности. И даже если изменить ситуацию, в которой находится клиент, тот, все равно, найдет в новом положении вещей что-то негативное. И это будет поддерживать его плохое эмоциональное самочувствие. Для подтверждения этого и иллюстрации принципа действия рационально — эмоционального метода терапии, Эллис сформулировал схему ABC. По его мнению, события ситуации, действия, происшествия (А), которые присутствуют в жизни индивида, никак не влияют на его поведение, эмоции и чувства ©. Между объективной ситуацией и чувствами людей находятся мысли и установки человека (В).

То, что часто мы не можем изменить ситуацию(А) и эмоциональную реакцию ©, заставляет задуматься над тем, чтобы скорректировать мысленные установки (В).

Неосознанные установки возникают в травмирующих событиях и заставляют человека испытывать негативные чувства. И именно это портит настроение, понижает самооценку, а в итоге, меняет наше поведение. И если ситуацию нельзя изменить, а эмоции нельзя контролировать, то изменить мышление и убеждения — вполне возможно.

И тут можно задаться вопросом, а какие именно идеи и убеждения становятся причиной плохого эмоционального самочувствия человека? Что именно в его мышлении потом может повлиять на поведение?

Эллис отыскал ответ на эти вопросы, суммируя результаты своей работы с пациентами. Он понял, что в мыслительном процессе людей присутствует нерациональные установки. Эллис зафиксировал, также, свойства нерациональных убеждений.

Ему удалось выяснить, что в восприятии его клиентов всегда были обобщения: «постоянно», «всегда», «никогда». А также, люди говорили о своем долженствовании. Что они «должны», «обязаны» что-либо.

Конечно, иногда долженствование совпадало с реальным положением вещей. Например, ничто не изменит того факта, что «небо всегда голубое в ясную погоду». Но при человеческих отношениях, «всегда» и «постоянно» показывают тенденцию человека делать выводы обо всем, исходя из одного единственного факта. А такие глобальные выводы влияют на всю жизнь человека нерационально. А могут и навредить самой его жизни.

Словосочетания «меня никто не понимает», «в жизни ничего не изменить», «я все порчу» являются нерациональными обобщениями, которые сам человек себе внушил. Ведь на самом деле в действительности у него все может быть по-другому: есть или были люди, которые понимают, все можно изменить и за всю жизнь была только одна испорченная вещь.

И долженствование тоже может быть вполне адекватным, если речь идет об исполнении условий договора, например. Однако, когда человек считает, «я должен быть всем интересен» или «я всегда должен поступать правильно», это уже нерациональные убеждения. Несоответствия таким жестким установкам, в какой-то момент, могут принести человеку большие страдания и нанести психологическую травму.

Вкупе, неадекватное обобщение и долженствование, по выводам Эллиса, указывают на нерациональное мышление. Именно оно губительно действует на чувства человека и его поведение.

Если человек будет считать, что обязан быть всем и всегда интересен, то, скорее всего, начнет концентрироваться на тех, кому он неинтересен. А заметив таких людей, человек станет думать, что он плохой. Начнет чувствовать негативные эмоции. А позже и депрессию.

Нерациональные убеждения мешают адекватному поведению. А неадекватное поведение, например, попытка вычисления людей, которым человек неинтересен в данный момент, навредит еще больше. Оно сделает нерациональные убеждения еще более устойчивыми. И этот замкнутый круг можно прервать, только изменив нерациональные мысли.

Однако нерациональные убеждения не так просты. Они редко встречаются по отдельности. Часто они объединены в сложные цепочки убеждений, которые вытекают одно из другого. И, бывает, зависят одно от другого. Поэтому, разобрать эти нагромождения убеждений бывает сложно.

Эллис сформулировал десять нерациональных установок, которые встречаются чаще других. А, наиболее часто, попадаются первые четыре установки из этого списка. Естественно, каждый человек находит свои индивидуальные формулировки, которые отражают эти установки. Но если обобщить выводы Эллиса, получается следующий список:

○ Очень важно, чтобы все люди всегда ценили, любили, уважали, слушали меня. Окружающие, которых я ценю, люблю и уважаю должны ценить, любить и уважать меня. А если это не так, то это катастрофа;

○ Все у меня в жизни всегда обязано получаться, происходить, как я задумал. Неудачи не могут происходить. Особенно, в той ситуации, которую я считаю ценной для себя.

○ Все всегда в мире должно быть таким, как я считаю;

Лживые, злые, неумные, плохие, неправильные люди обязаны получить наказание;

○ Если дело меня сильно волнует, значит, то оно действительно важное, стоящее, необходимое. Мне нельзя проявлять волнение в этой ситуации, иначе, случится неудача;

○ Всякий вопрос имеет ответ, и мне необходимо найти ответ на вопрос, разрешить ситуацию;

○ Необходимо обходить сложные и стрессовые события. Тогда моя жизнь будет хорошей, правильной:

○ Я не должен воспринимать серьезно проблемные ситуации. Тогда расстраиваться, не буду;

○ Все, что было со мной плохого раньше, уже навсегда нарушило мою жизнь. Мне надо смириться.

Все люди не могут поступать со мной плохо, подло. Они не должны быть со мной наглыми, нечестными. Это ужасно, если они так поступают.

Эллис выявил эти нерациональные установки у своих клиентов и считал, что изменение мыслей принесет выраженный эффект в короткие сроки. Ведь изменение мышления дается легче, чем попытки изменить чувства. К тому же, мысли всегда находят себе подкрепление в жизненных ситуациях. Стало быть, изменив мысли на более рациональные, можно изменить и видимый человеком мир, и его поступки.

Для корректировки нерациональных установок Эллис создал метод, который состоит из нескольких шагов:

Первое-это разбор ситуаций (А), которые могли вызвать убеждение. Может ли человек припомнить детали ситуации, моменты, которые привели к негативным чувствам?

Потом можно приступить к анализу чувств ©. Какие именно негативные эмоции возникают у человека в этих обстоятельствах? Какие именно последствия наступают, а этой ситуации?

Далее, разбор нерациональных установок (В). Что именно в данной ситуации беспокоит клиента, вызывает у него негативные ощущения? Какие мысли его тревожат, угнетают, провоцируют чувство вины и заставляют вести себя некорректно: мысли о себе, о других людях в этих событиях, о самой ситуации? Есть ли у этих идей нерациональные свойства?

Проверка мыслей на разумность. Как возможно выявить нерациональные установки? Есть ли правда в том, что человек, в данных обстоятельствах, кому-то чем-то обязан или это придуманное им убеждение? Правда ли, итог этой ситуации так ужасен или это преувеличение?

Новая формулировка ситуации. Какой иной, адекватный образ мыслей подходит для этого события? Здесь важны словосочетания «я могу», «я хочу», «для меня лучше». Это наверно, самый важный этап терапии-изменить «я должен» на «я хочу». Умозаключения, которые начинаются с «я хочу», часто, оказываются самыми правильными. Особенно, если человек подкрепит свои новые рациональные убеждения словами " я бы мог ". Это будет значить, что желания клиента совпадают с его возможностями. Следующим этапом является постановка задач и реализация задуманного.

Список действий. Это очень важный этап терапии. Он выводит человека из нереалистичного и неконтролируемого замкнутого круга. Теперь, с новыми убеждениями, человек может делать то, что хочет он. Здесь же назначается контроль его поведения. Сначала, контроль ведет терапевт. Либо он передает право контроля людям, близким клиенту. В дальнейшем, человек учится сам контролировать и анализировать свои действия.

Например. Женщина на склоне лет, страдает, что ее жизнь плоха. Она всю жизнь заботилась о детях. А заработав состояние, передала его сыновьям. Теперь они, по ее словам, забыли о маме.

Ситуация. Клиентка живет в особняке с прислугой. Сыновья приходят, привозят гостинцы и интересуются ее жизнью. Однако она любит смотреть сериалы и у нее есть план их просмотра. Дети всегда приходят не вовремя и мешают ей смотреть фильмы. Она вынуждена отвлекаться. Из-за этого она убеждена, что они ее не любят.

Эмоции. Она расстроена тем, что вынуждена разрываться между общением с близкими и любимыми сериалами. Ведь есть план просмотра, в котором мало свободных моментов. А свободное время уходит на другие дела. И женщина убеждена: «Когда они приходят, я расстроена, считаю, они меня злят, они отрывают меня от просмотра и делают это намеренно. Поэтому мне так плохо».

Нерациональные убеждения. «Я так много для них сделала, что они обязаны благодарить. Они обязаны любить меня и приходить в гости, когда я хочу. Если навещают не вовремя, то хотят быстрее от меня уйти и бросить. Значит, не любят меня»

Проверка разумности убеждений. Сыновья, в реальности, приезжают часто, но они не знают, когда она не смотрит телевизор. А вписаться в ее график просмотра сериалов очень трудно. Разве это значит, что они ее не любят? Скорее наоборот, они ее любят и ценят.

Новая трактовка ситуации. «Я была бы рада видеть детей чаще, но, чтобы это было согласовано с моим графиком просмотра сериалов. Я могла бы их информировать, когда я свободна. А пока, неплохо бы все обсудить с ними. Сказать, что я их люблю, но сериалы мне тоже важны. Надо сказать им это, но чтобы они не обиделись».

Планирование действий. «В следующий раз, когда они придут, поговорю с детьми. Спрошу, как им можно присылать программу передач, чтобы они знали, когда я свободна. Пришлю им программу просмотра сериалов, где отмечу свободное время, удобное для встречи. Посмотрю, что из этого выйдет и расскажу об этом психологу».

Постоянный анализ своих мыслей и неприятных ощущений в повседневных ситуациях, позволяет, со временем, скорректировать собственное нерациональное поведение. Терапия рационально-эмоционального характера очень действенна и может помочь людям за довольно короткое время. Поэтому она так привлекает терапевтов.
Модель АВС в когнитивной терапии. Методы лечения фобий
Модель АВС в когнитивной терапии. Методы лечения фобий
Модель АВС в когнитивной терапии. Методы лечения фобий
0

ТОП САМЫЕ ЗРЕЛИЩНЫЕ БОКСЕРСКИЕ БОИ



Топ самые зрелищные боксерские бои.
Подборка одних из самых ярких и зрелищных боксерских поединков последних лет.

В топ вошли бои:
1. Martinez vs Williams 2
2. Grawford vs Gamboa
3. Khan vs Maidana
4. De La Hoya vs Mosley 1
5. Tyson vs Botha
6. Pacquiao vs Margarito